Category: происшествия

Авиация

О том, что тела пассажиров могут рассказать о крушении самолета

Оригинал взят у valkiriarf в О том, что тела пассажиров могут рассказать о крушении самолета
За пределами черного ящика

Деннис Шанаган работает в просторном помещении на втором этаже дома, в котором он живет со своей женой Морин, в десяти минутах езды от делового района Карлсбада в Калифорнии. У него тихий и освещенный солнцем офис, по виду которого никак нельзя догадаться о том, какую ужасную работу здесь выполняют. Шанаган — эксперт по телесным повреждениям. Значительную часть времени он посвящает изучению ран и переломов у живых людей. Его приглашают для консультаций компании, производящие автомобили, клиенты которых подают в суд на основании сомнительных доводов («порвался ремень безопасности», «за рулем был не я» и т. д.), что можно проверить по характеру их повреждений. Но параллельно с этим он имеет дело с мертвыми телами. В частности, он принимал участие в расследовании обстоятельств катастрофы рейса 800 авиакомпании Trans World Airlines.

Collapse )
London

Наиважнейший документ

Если бы я сейчас находился в России, и передо мной, как журналистом, была поставлена задача найти самый важный и верный документ, максимально разъясняющий огромное количество противоречий, уже замеченных наблюдателями в деле убийства Бориса Немцова, то я  стал бы "охотиться" именно за тем документом, о котором абсолютно ничего пока не упоминает ни один из комментаторов, аналитиков, бывших или действующих сотрудников полиции, следствия и прокуратуры - заключением судебно-медицинское экспертизы.

Среди огромного количества данных, которые такой документ должен содержать, наиболее важными и интересными в данном случае являются следующие:

Collapse )
repost

Бои под Луганском


Оригинал взят у colonelcassad в Бои под Луганском

На окраинах Луганска продолжаются ожесточенные бои. Силы противника пытаются удержать контроль над трассой Луганск-Алчевск и деблокировать осажденный аэродром Луганска.

Обе стороны активно применяют танки, артиллерию и РСЗО, хотя у хунты значительное численное превосходство в технике.
Накал боев хорошо видно по зареву кипящего фронта, которое отчетливо видно из жилых домов на окраине города.Collapse )
Нижние Серги

Как меня депортировали в Россию. Часть 1

Памяти Александра Долматова

Гибель Александра Долматова в голландской тюрьме 17 января 2013 года напрямую связывают с отказом правительства Нидерландов в предоставлении ему политического убежища и его предстоящей депортацией в Россию.

В крайне скупых сообщениях о его смерти, тем не менее, содержится весьма важная информация - о том, что Долматов попросил политическое убежище в июне 2012 года - через три дня после своего совершенно легального прибытия в Амстердам; что последняя "эсэмэска" была получена от него уже из тюрьмы Роттердама за несколько дней до рассмотрения его дела в аппеляционном суде; и что, по словам его адвоката, в воскресенье 13 января он дважды совершал попытку самоубийства и лишь последующая, третья попытка суицида Александра Долматова в голландской депортационной тюрьме оказалась для него "успешной"...

Впрочем, позднее - и не без участия странных "деятелей", непонятно почему вдруг взявших на себя тяжкое бремя "расследования" обстоятельств гибели Александра Долматова, не имея ни соответствующего опыта, ни профессиональных знаний, ни доступа хоть к сколько-нибудь значимой информации - эти первоначальные, самые свежие, а потому поистине бесценные и много о чем говорящие факты и свидетельства об обстоятельствах его гибели стали мягко редактироваться, ретушироваться, а то и вовсе откровенно затираться и замазываться бессмысленными сведениями, вроде найденных кем-то под каким-то окном каких-то окурков и пустых оберток от каких-то медицинских упаковок...

И тем не менее, именно те первые, пусть и весьма разрозненные сведения об обстоятельствах гибели Александра Долматова дают мне основания полагать, что версия о его добровольном уходе из жизни является весьма и весьма сомнительной.Ровно потому, что полтора года тому назад я сам находился практически в аналогичном положении в израильской депортационной тюрьме Гивон - и, стало быть, имею редкую для журналиста возможность "заполнить" имеющиеся в его "деле" информационные пробелы своими совершенно достоверными фактами и событиями, при схожих обстоятельствах произошедшими со мной лично, и достаточными для того, чтобы придти к практически однозначному выводу.

Александр Долматов не совершал самоубийства.

В депортационной тюрьме голландского Роттердама его убили - коварно, хладнокровно, расчетливо и жестоко.


И для понимания того, с чем сталкивается и что чувствует человек, попавший в аналогичную ситуацию, для начала расскажу лишь несколько эпизодов из моей израильской "эпопеи".

Collapse )
repost

Гибель "Курска". Новая версия.

Оригинал взят у bulochnikov в Что с "Курском"? Она утонула?

Вот тут очень достоверная сенсационная версия приснопамятного инцидента с подводной лодкой Курск. Которая «утонула»: http://www.svoim.info/201013/?13_2_3 Версия богата подробностями, которые обычно не бывают выдуманными.


Collapse )

Нижние Серги

Израиль – прекрасная страна, замечательный народ, бандитская власть, преступное государство

Власти Израиля сознательно создают для меня невыносимые  условия содержания,  чтобы вынудить меня согласиться на возвращение в Россию,   где мне угрожает опасность.
 
Прямую ответственность за мое незаконное помещение в тюрьму Гивон, неоказание медицинской помощи,   трехнедельное пребывание в одиночном карцере  с 12-и часовой пыткой наручниками и кандалами,  а также  перемещение в уголовную тюрьму Маген Нисан  без предъявления каких-либо обвинений  и решения суда,  несет лично министр МВД Израиля  Эли Ишай,  который фактически действует по указанию российских властей и их спецслужб. 
 
Поэтому,  для меня Израиль сегодня – это прекрасная страна,  замечательный народ,  бандитская власть,  преступное государство.  Власти которого  доводили меня до полусмерти,  в которой мне нет никакого смысла более оставаться. 

министр МВД Израиля Эли Ишай

Нижние Серги

Тюрьма Гивон: Спецслужбы Израиля выполняют указания ФСБ?

Мне сообщают,  что где-то промелькнула информация,   будто бы в аэропорту  Бен Гурион   «я был арестован израильскими спецслужбами по запросу ФСБ – федеральной службы  безопасности  России».
 
Сообщение это лишь на первый взгляд  представляется странным и  невероятным.
 
Связи между российскими и израильскими спецслужбами  не только существуют,  но в последнее время всячески поощряются и афишируются,  проявляя заинтересованность  Израиля в демонстрации своего могучего российского союзника перед лицом враждебного евреям арабского мира, а,  с другой стороны, подчеркивая присутствие России во  всем  ближневосточном мире на фоне своего известного североамериканского соперника.  
 
Возможно ли,  чтобы моя более чем скромная персона,  даже не политика,  а  всего лишь провинциального журналиста – правозащитника,   представляла для кого–нибудь хоть  какой-нибудь интерес при столь мощном геополитическом раскладе?
 
Коротко проанализировав некоторые явные  и пока еще скрытые странности и подробности моего задержания в  Бен Гурионе  и первых дней нахождения в тюрьме Гивон, я прихожу к выводу,  что спецслужбы Израиля минимум трижды могли контактировать  с ФСБ   РФ по моему делу.   
 
Первый раз,  практически со стопроцентной точностью,  24 июля,  когда я не был допущен  к посадке в самолет в Лондон,  попытался пройти через зону вылета,  был задержан сотрудниками службы безопасности Израиля,  а затем находился около сорока минут    под их бдительным присмотром и  в  присутствии  довольно  высоких чинов,  по видимому,  так или иначе  решавших мою судьбу.
 
Вполне допустимо предположить,  что именно в этот момент  израильтяне впервые сообщили своим российским коллегам,  что «какой-то странный русский пытается без визы вылететь из Тель-Авива в Лондон,  чтобы попросить там политического убежища».     
Второй раз,  со вполне  убедительной вероятностью  рано утром, 25 июля,  когда я  был задержан полицией,  за то,  что обратился  к администрации аэропорта с просьбой  предоставить мне ночлег,  поскольку вынужден  оставаться в Бен Гурионе  до разрешения конфликта  с компанией  «Иср эйр»,  продавшей мне билет в Лондон.
 
Там следователь Шломо Ершковиц долго пытался убедить меня подписать какие-то бумаги  на иврите,   которого я совершенно не знаю и,  когда я отказался и потребовал официального  переводчика, адвоката и российского консула,  отправил меня на обследование  в  больницу,  причем,  кто-то из его вышестоящего начальства категорически  настаивал  на моей встрече с  психиатрами.
 
Такая встреча состоялась,   длилась  около сорока минут при абсолютном взаимопонимании всех участников,  после чего Шломо Ершковиц с  в видимым облегчением бросил на стол  мой паспорт и велел убираться на все четыре стороны.
 
В чем же состоял  интерес властей Израиля,  если бы меня признали психически больным? Неужели  им было бы легче,  если бы им пришлось   отправить меня в больницу,  проводить длительную экспертизу,  лечение и содержание – и все это без предъявления гражданину другого государства каких-либо реальных  обвинений?
 
Или на этом  этапе все-таки состоялся второй контакт властей Израиля с ФСБ России,  которые  в привычной для себя манере подсказали коллегам,  что только психически больной человек  из России,  может требовать у них политического убежища     и посоветовали израильтянам поскорее от меня избавиться,  депортировав «несчастного больного» в российскую глубинку,  где его заботливо встретят эскулапы в штатском?
 
И  наконец,  третий контакт,   также более чем достоверный -  26 июля,   когда я был вывезен из «Бен Гуриона» под предлогом встречи  с министром МВД Израиля,  «который и предоставит   мне политическое убежище»,   но был,  естественно,   доставлен  в депортационный центр иммиграционного департамента Израиля. 
 
Однако  уникальность этого события состояла в том,  что ни тогда,  ни до настоящего времени, полицейские чины не решились предъявить мне хоть  сколько-нибудь вразумительных обвинений или даже претензий,  прекрасно понимая,  что плакат с  объявлением голодовки «за право свободного вылета из Израиля» таким основанием являться не может. 
 
Однако полицейские почему-то были абсолютно уверены в том,  что мне предстоит настолько быстрая депортация из Израиля,  что соблюдать какие-то пустые формальности,  тем более ставить в известность каких-то там иммиграционных чиновников, поначалу наотрез отказавшихся  принимать мое дело к своему производству, нет совершенно никакой необходимости.
 
Вполне возможно,  что такую уверенность внушили им свои, израильские спецслужбы,  но кто тогда точно такую же уверенность в моей возможной и скорейшей депортации внушил им самим?
 
И для чего тогда под пытками и избиениями от меня вдруг стали требовать признания в том,  что я нахожусь на территории Израиля незаконно?  - и это при том,  что за полчаса до этого министр МВД самолично аннулировал мою визу.  Откуда и для чего тогда, как по мановению волшебной палочки,    взялись все эти славословия  в адрес «Путина и КГБ,  которые в России меня обязательно расстреляют?»
 
Почему так бесились,  когда наутро я все-таки  заставил их отвести меня в больницу?  Почему исчезли больше чем на месяц,  когда судья депортационного трибунала постановил начать процедуру рассмотрения моей просьбы  об убежище?  Почему вообще  мое  дело затянулось на целых два месяца?
 
Казалось бы, решили избавиться  и выслать меня из страны без всякого повода и моего согласия  - так высылайте,     депортируйте! …
 
Или все-таки поняли, - да уже слишком поздно, -  что  вляпались,  -  вместе с этой подлой,  наглой, гнусной и   грязной,  тупой и циничной,  все той же советской «гэбухой», - поняли,  что оказались,  самое мягкое,   в тупике – со всеми  своими   «хитростью и обманом».


UPD 08/12/2011